В предыдущей главе я рассказывал о том, чем питается процесс суждения, как он развивается, пока не сформирует для нас самодовлеющий негативный образ самого себя. Исподволь люди начинают думать, что они плохие игроки, потом вживаются в эту роль, лишь от случая к случаю едва различая робкие отголоски своих истинных способностей. Большая часть игроков в результате своеобразного самогипноза играет роль бездарных спортсменов, хотя на самом деле они такими не являются. Если же затеять ролевые игры другого сорта, то мы получим довольно интересные результаты.
«Просьба о качествах» — это и есть такая ролевая игра. Рассказывая об этой затее, я обычно прибегаю к такой аналогии: «Представьте себе, что я режиссер телесериала, вы — актер. По ходу сценария вам нужно изобразить игру в теннис, причем так, чтобы она выглядела как игра экстра-класса. Ваши мячи могут лететь хоть в сетку, хоть в аут, вам не требуется даже попадать по мячу, поскольку камера будет отслеживать только ваши собственные движения. Все, что от вас требуется, — это чисто профессиональные ужимки и прыжки, а все движения ракеткой должны быть исполнены с предельной самоуверенностью. И главное — на вашем лице не должно быть и тени сомнения. Все должно выглядеть так, будто все ваши мячи летят именно туда, куда вам надо. Войдите в роль, лупите по мячу со всей дури, и плевать, что там дальше с ним творится».
Когда игроку удается забыть о своем положении и выйти за рамки привычной роли, в его игре происходят любопытные изменения. Вспомнив о драматургической метафоре, назовем такие изменения
«драматическими». Войдя в роль, актер обретает такие качества, о которых раньше мог и не подозревать.
Между подобной ролевой игрой и тем, что принято называть позитивной самооценкой, существует очень важное различие. Во втором случае вы сознательно убеждаете себя, что вы круче Штеффи Граф или Майкла Чанга, а вот в первом вы даже и не пытаетесь себя обмануть и прекрасно помните свой уровень. Вы играете чужую роль совершенно осознанно, но в ходе этой игры перед вами могут раскрыться кое-какие неведомые до того способности.
Поиграв в теннис где-нибудь с годик, люди по большей части обретают свою личную манеру игры, с которой уже почти никогда не расстаются. Одни выбирают оборонительный стиль, не лезут из кожи вон, чтобы вытянуть каждый мяч, их мячи летят высоко, падают у задней линии. Они не склонны к сильным ударам, да и вообще, казалось бы, не очень претендуют на победу. Склонный к оборонительной манере игрок ждет, когда противник совершит какую-либо ошибку, он с бесконечным терпением способен шаг за шагом выматывать партнера. Основоположниками этого стиля можно назвать испанских игроков, играющих на кортах с глиняным покрытием.
Противоположный стиль — это стиль наступательный, агрессивный. Здесь каждый удар направлен на победу. Каждая подача рассчитана на немедленный выигрыш очка, мячи отбиваются так, чтобы они уже не вернулись, удары с лёта нацелены точно, чтобы мяч лег в сантиметрах от линии.
Третий довольно распространенный стиль — то, что можно назвать «формальным» стилем игры. Его приверженцы не очень заботятся о том, куда летит их мяч, лишь бы красиво выглядеть в процессе игры. Такие редко выигрывают, но зато могут служить образцом элегантности.
И наконец, есть стиль состязательный, нацеленный на победу. Ради нее игрок готов на все. Он бегает изо всех сил, бьет или сильно, или слабо, в зависимости от того, какой удар принесет сопернику больше хлопот. Любая слабость противника — психическая или физическая — используется на все сто.
Обрисовав ученикам все эти стили, я часто предлагаю в качестве эксперимента попробовать себя в таком жанре, который им абсолютно не свойствен. Кроме того, я предлагаю сыграть роль хорошего игрока — независимо от выбранного стиля. Занятие это очень веселое, и, кроме того, оно значительно расширяет диапазон наших возможностей. Игрок, склонный к оборонительному стилю, неожиданно для себя узнает, что способен на неотразимые удары. Тот, кто по характеру «агрессор», обнаруживает в себе элегантность «стильного» игрока. Я обнаружил, что, когда игроки ломают свои привычные схемы, у них значительно расширяются границы их собственного стиля, а кроме того, перед ними раскрываются подавленные ранее грани их собственной личности. Получив более легкий доступ ко всему букету способностей, кроющихся в вашем «втором Я», вы начинаете сознавать, что при необходимости можно обратиться к любой из этих способностей, если она обещает выигрыш в вашей ситуации. И не так важно, где развертывается эта ситуация — на теннисном корте или где-нибудь в другом месте.
Итак, «внутренняя игра» включает в себя три фундаментальных умения:

  • привычку отказываться от суждений;
  • искусство создания образов;
  • готовность пустить все на самотек.

Но прежде чем мы перейдем к четвертому, самому важному из внутренних искусств — искусству сосредоточения, я предлагаю вам еще одну главу, где мы обсудим наши внешние действия. Я расскажу, как можно освоить любой навык, не давая воли властолюбию нашего «первого Я» и его склонности к суждениям, то есть тем грехам, которые обесценивают природные таланты нашего «второго Я».

Updated: Январь 9, 2019 — 11:45

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Александрийский теннисный клуб © 2018 - 2019

Карта сайта